Различные

ЦЕЛЕСООБРАЗНЫЕ БИОЛОГИЧЕСКИЕ СПЕЦПРОГРАММЫ

согласно открытию Германише Хайлькунде® доктора медицины Рика Герда Хамера

Аллергии - это предупредительные сигналы

В Германише Хайлькунде даже мысль о том, что психические процессы «вызывают» физические процессы, являлась бы абсурдной. В Германише Хайлькунде психический процесс равносилен параллельно и синхронно протекающим церебральному и органическому процессам. Чрез это она коренным образом отличается от всех прежних направлений в медицине, а особенно от т. наз. ортодоксальной медицины.

В основе Германише Хайлькунде лежат 5 Биологических Законов Природы, находящие применение в каждом отдельном случае т. наз. заболевания у человека и млекопитающего животного. Все эти новые возможности познания и исцеления вытекают из понимания ЖЕЛЕЗНОГО ПРАВИЛА РАКА и т. наз. DHS, которые стали между тем твёрдыми медицинскими терминами. Почти никто не может себе представить, как сильно Железное Правило Рака изменит всю медицину.

Но центральным элементом Железного Правила Рака является DHS! Потому что именно в секунду DHS решается, как пациент ассоциировал свой конфликтный шок.

DHS - это тяжёлое, остродраматичное и изолированно пережитое конфликтное шоковое переживание, которое застигает индивида врасплох.

Непредвиденность удара при этом более значима, чем «психологическая оценка содержания» конфликта. Это переживание также всегда является конфликтным, то есть не удар судьбы или событие, которое пациент итак не мог изменить.

Психологи искали всегда такие кажущиеся психологически важными конфликты, латентные конфликты, которые долго накапливались и даже, в большинстве случаев, проистекали из детства или юношества. Но момент неожиданности они никогда не принимали в расчёт. Поэтому все статистики психосоматического типа, которые они создавали, были бессмысленны и бесполезны. Они не научились думать «биологически».

Кроме всего прочего это случилось и потому, что специалисты по психосоматике слишком сильно отклонились в фарватер психологов, вместо того, чтобы поставить себя на прочную основу биологии, этологии и исследования приматов. Проводили бесконечные дискуссии о стрессовых потенциалах и об исследовании стресса, даже не замечая того факта, что стресс является всего лишь следствием DHS, симптомом конфликт-активной фазы.

Когда в нас ударяет такой огромный конфликтный шок, застигающий нас к тому же в психической изоляции, то в ту же секунду DHS энграммируется не только сам конфликт, но и образуется очаг ХАМЕРа, помечающий в головном мозге совершенно определённое место. Для каждого особого типа конфликтного шока, который мы называем Биологический Конфликт, ответственен особый ареал нашего головного мозга и одновременно - совершенно особенная органная область. Также в секунду DHS человек и животное бессознательно «замечают» сопровождающие данный DHS обстоятельства. Эти сопровождающие обстоятельства позднее приводят к т. наз. аллергии.

Один профессор, который вплотную занимается темой аллергий, когда он их понял, привёл очень меткую, фамильярно-разговорную формулу: 

«Если ты претерпеваешь DHS с биологическим конфликтом, а в это время мимо пробегает корова, тогда в последующем у тебя будет аллергия на коров, если же ты в это время кусаешь апельсин, то будет аллергия на апельсины».

И хотя это выражено несколько дерзко, но в принципе так оно и есть. Если позднее одно из сопровождающих обстоятельств повторяется, то и весь конфликт может вернуться в качестве т. наз. рецидива. Картинка такова, с такого сопровождающего рельсового пути всегда съезжаешь на главный рельсовый путь.

Раньше в Германише Хайлькунде мы рассматривали рельсы как очень интересные, также и немаловажные, но не центральные процессы. Это основательно изменилось, с тех пор как мы лучше распознали, какую элементарно центральную функцию имеет DHS. Ведь DHS имеет в противоположность к другим моментам жизни абсолютно особенное и абсолютно специфическое качество: индивид не только замечает мельчайшие детали в мгновение DHS - как при снимке со вспышкой - а дополнительно ещё и звуки, шумы, запахи, ощущения всех видов, вкусовые сенсации, но также он сохраняет эти записи практически на всю жизнь. Именно здесь мы и замечаем, что моменты DHS качественно другие, чем моменты, переживаемые нами обычно и запоминаемые нами более или менее.

В прошлые времена первая любовь между двумя молодыми людьми происходила почти всегда на сеновале, так как это было самое дешёвое и незаметное брачное ложе. Зачастую при этом первом интимном акте любви случались осложнения или маленькие катастрофы. Если такая катастрофа была DHS, то в большинстве случаев запах сена записывался как «рельс» в конфликтный комплекс. И каждый раз, когда пострадавший позднее чуял запах сена, он бессознательно оказывался снова на «рельсе». Обычно это был биологический «конфликт вони», т.е. ситуация так не нравилась, что воспринималась как вонючая. При рецидивах, которые мы обозначаем аллергией, у пациента в фазе исцеления регулярно образовывался его «сенной насморк». Этот сенной насморк (без сена) пациент мог бы естественно заработать и тогда, если бы он, к примеру, с той же или с другой женщиной одинаковым образом пережил бы похожую катастрофу при интимном акте.

Итак, речь здесь идёт об очень хорошей, очень внимательной системе предупреждения нашего организма. Если индивид раньше уже претерпевал DHS по тому же или похожему поводу, организм становится внимательнее к биологическим конфликтам такого рода.

  • Отрицательно: пациент попадает в старую ловушку снова и снова.
  • Положительно: пациент предельно чуток, реагирует безотлагательно спецпрограммой.

Аллергии в нашем прежнем представлении не существует. Все аллергии, которые мы можем установить аллергопробами, всегда являются «вторичными рельсовыми путями» в связи с DHS.

Поэтому мы должны научиться понимать аллергии заново. Аллергии - это предупредительные сигналы нашего организма, что-то вроде этого:

«Остановись, в такой ситуации тогда произошёл DHS, будь осторожен, чтобы тебя снова не застали врасплох»!

В согласии с пониманием Германише Хайлькунде «аллергии» представляют собой, особенно для животных, чрезвычайно важные предупредительные сигналы. Мы должны понимать, наши предки и равным образом животные на воле не имели и не имеют квартир с ключами, кровати, холодильника, телефона, они просто вынуждены быть постоянно готовыми к нападению хищников, врагов, конкурентов и т.д.

И если животное претерпело DHS, потому что не обратило внимания на предупреждающие крики птиц, и только благодаря счастливой случайности и из последних сил избежало клыков леопарда, то в будущем все эти сопровождающие рельсы DHS становятся полезными сигналами: 

«Осторожно, тогда тоже кричали птицы... и вскоре после этого на тебя напал леопард»!

Мы, люди, всегда стремимся выключить эти предупредительные сигналы, т.е. инстинктивное поведение. Это неправильно. Конечно же, с биологической точки зрения есть несколько возможностей обхитрить организм, как мы это видим, например, при «десенсибилизации». При этом организму даётся искусственный сигнал, что прежняя опасность больше не страшна. Но в принципе десенсибилизацию пытались применять без всякого смысла и без знания исконного конфликта, и хотя она часто помогала симптоматически, была, однако же, биологически бессмысленной.

Ведь большинство симптомов, которые мы понимаем в качестве аллергий, такие как кожная экзантема, аллергический насморк и т.д., представляют собой уже фазу исцеления после короткого конфликтного рецидива.

На этом примере видно, как это важно всегда возвращаться к DHS и досконально разбираться, какие сопровождающие аспекты в секунду DHS имели место быть. Позиция традиционной т. наз. современной медицины прямо противоположна, здесь болезни рассматриваются в качестве злых врагов, направленных против человека, так же, как и бактерии, вирусы(?), блохи, вши и т.п.

Рак согласно пониманию ортодоксальной медицины - это озверевшая клетка, которая беспланово размножается и пытается уничтожить организм: для начала она расправляется с иммунной системой, а затем «сжирает» и весь организм. Это - биологические сказки о разбойниках, не обладающие ни смыслом, ни пониманием.

Если наш головной мозг является компьютером нашего организма, то он выполняет свою функцию для всего организма. Не имеет смысла представлять себе, что какие-либо процессы в организме происходят «без участия компьютера». Собственно говоря, очень странно, почему никому не приходила в голову мысль, что головной мозг в качестве компьютера нашего организма также мог бы быть ответственен и за все т. наз. «заболевания».

Вся медицина должна основополагающе измениться!

Все без исключения Биологические Конфликты являются архаическими конфликтами и похожим образом действительны для человека, животного и растения.

Раньше мы считали важными только т. наз. «психологические конфликты», а вернее сказать, психологические проблемы. Это было заблуждением.

Изменения и переключения в головном мозге вызывают исключительно Биологические Конфликты. Наименования содержаний конфликтов учитывает тот факт, что эти конфликты являются, так сказать, «интеранимальными».

Copyright by Dr. med. Ryke Geerd Hamer