Отрывок из книги Людвига Хойтле "ХАЙЛЬКУНДЕ: НАСТОЛЬНАЯ КНИГА"

издательство Бикарцио

 

... После того как его гипотезы были подтверждены на 100%, доктор Хамер пригласил международный комитет онкологов (специалистов по лечению рака) в Гихум на севере Германии.  Он предложил комитету отдать свою апробацию[1],  если они смогут найти хотя бы три случая из 200, которые не соответствовали бы Железному Правилу Рака.

Вместо того чтобы стать триумфом разума и человечности, этот арбитражный суд для доктора Хамера стал беспрецедентным  фиаско. 

Боясь потерять лицо, присутствующие врачи превратились в преступников в белых халатах

С того рокового дня бесчисленное количество людей умирает каждый день только потому, что некоторые медики не хотят допустить даже мысли, что они были неправы и что их прежняя терапия просто ошибочна. 

Граф Антуан д'Онсье, онколог, присутствовавший в качестве французского наблюдателя, описывает этот арбитражный суд следующим образом:

6 декабря 1983 я присутствовал в качестве французского наблюдателя в международном медицинском арбитражном суде, поскольку профессор радиологии из Страсбурга, официально приглашенный Медицинской ассоциацией, за час до заседания отказался от участия. Я был свидетелем всего арбитражного слушания, которое длилось более 9 часов, с первой до последней минуты, находясь в непосредственной близости от стола председателя. Я могу достоверно утверждать, что международный медицинский арбитражный суд, в состав которого входили только высококвалифицированные эксперты (профессора/доктора), изучил все дела максимально тщательно, включая интервью с пациентами, изучение рентгеновских снимков и снимков компьютерной томографии мозга с помощью лупы и миллиметровки, а также все лабораторные данные. Пятнадцать из 30 присутствующих пациентов были опрошены, а также на основе записей были разобраны ещё 15 случаев отсутствовавших пациентов, некоторые из которых уже скончались. Поначалу комитетом предполагалось, что вопрос можно быстро закрыть, так как все были уверены в том, что найти три случая, не соответствующих Железному Правилу Рака, за которые доктор Хамер предложил отказаться от своей апробации[1], не составит труда. В дальнейшем же ходе члены арбитражной комиссии начали испытывать большое недоумение, потому что каждый из случаев, произвольно отобранных председателем арбитражной комиссии, очень точно следовал Железному Правилу Рака. Эти взаимосвязи были также подтверждены интенсивным анамнестическим опросом пациентов о возникновении и течении конфликта. После того, как международный медицинский арбитражный суд подробнейшим образом рассмотрел тридцать случаев с неизменно одним и тем же результатом, можно было с уверенностью сказать, что с высочайшей вероятностью среди 200 предложенных случаев не найдётся ни одного, который не протекал бы в соответствии с семью критериями Железного Правила Рака. Вот почему они практически "подняли белый флаг"

Если бы всё проходило по правилам чести и совести, арбитражный суд должен был бы признать своё безоговорочно поражение. 

Доктору Хамеру во время последующих обсуждений в основном приходилось ожидать снаружи. Но его жена, врач, доктор медицины Сигрид Хамер, на обсуждениях всё же присутствовала. В заключение он призвал международный арбитражный суд подтвердить - согласно достигнутой договоренности - что Железное Правило Рака совершенно очевидно должно быть верным. Представительница пациентов, госпожа М., в арбитражном суде также приводила доводы, что ей не понятно, почему совещание суда длится уже два часа, хотя всё было в точности согласно Железному Правилу Рака и, следовательно, Железное Правило Рака должно быть верным. Для пациентов просто очень важно получить этому подтверждение, так как возможно от этого зависит их выживание.

Председатель ответил: "Нас совсем не интересует Железное Правило Рака." 

Позже он дополнил своё заявление, сказав, что арбитражная комиссия собралась только для того, чтобы узнать, могут ли они отобрать у Хамера апробацию[1]

Мне известно, что у профессора Штендера был разговор наедине с доктором Хамером, в котором он сделал доктору Хамеру компромиссное предложение обнародовать информацию, что обе стороны всё же правы. Однако доктор Хамер решительно отверг этот компомисс, указав, что для случая, который сейчас произошёл, были заранее достигнуты чёткие письменные договорённости. А именно: арбитражный суд теперь должен безоговорочно признать правильность Железного Правила Рака, включая Синдром Дирка Хамера (DHS) и Очаги Хамера в головном мозге, а также опубликовать решение суда.  Однако профессор Штендер от имени всех коллег отказался включить это в решение арбитражного суда, поскольку это якобы означало бы для всех профессоров, что они потеряют свое лицо, так как в таком случае они десятилетиями, но особенно с 1981 года, ничем другим не занимались, кроме как неверным лечением. 

Как сообщалось, доктор Хамер сказал, что до этого момента всё было ошибкой, но начиная с этого дня дело стало подсудным. Впредь ответственность за смертельные исходы будут нести медицинские учреждения и стоящие за ними круги.

Пациенты были разбиты случившимся. Разочарование по поводу трусливого поведения международного арбитражного суда было настолько удручающим, что многие пациенты плакали. Для них это означало, что они и впредь будут подвергаться прежнему симптоматическому лечению так называемой ортодоксальной медицины. 

Кроме меня на заседании международного арбитражного суда постоянно присутствовали: ассистентка доктора Хамера (госпожа Мелани) и, по большей части, госпожа Эрика Браун, которая помогала развешивать лабораторные данные, рентгеновские снимки и снимки компьютерной томографии. Я также хорошо помню, как доктор Хамер предложил профессорам обследовать большее количество пациентов в их клиниках, под их приглядом, чтобы можно было дополнить топографическую карту мозга деталями и на основе этого быстро разработать систематическую, поддерживающую, консервативную и интенсивную терапии. В частности, он предложил профессору Штендеру, который потребовал репрезентативное количество случаев в 2000 человек, исследовать следующие 2000 случаев в его собственной университетской клинике Ганновера, под его собственным наблюдением. Профессор Штендер отказался.

Я не мог понять такого поведения тогда и ещё меньше понимаю его сейчас, особенно когда убедился, что последствия, предсказанные доктором Хамером, а именно смерть ещё миллионов людей, страдающих от рака, оказались верными. Я сам считаю, что поведение арбитражного суда было настолько неправильным, настолько скандальным и настолько недостойным такого высококвалифицированного профессорского состава, что я до сих пор не могу успокоиться по этому поводу, тем более что с тех пор за это трусливое поведение арбитражного суда, названное доктором Хамером "научным мошенничеством" миллионы людей должны были расплатиться смертью. Я и сам не скрываю, что считаю это не только научным мошенничеством, но и однозначно  ужасным преступлением против человечества

Эссен. 27.01.1986 

Граф Антуан д'Онсье

Перевод: Алина Жукова


[1] - апробация: лицензия на осуществление врачебной практики

Рабочая группа Германише Хайлькунде желает Вам счастливого весеннего пробуждения!
когда крокусы зацветут...
АРХИВ - 1983
22.09. - Верификация в Бремене Конец 1983 - О медицинском арбитражном суде
Сайт находится в разработке