1990 - 2000: моя жизнь с Германише начинается

Ева Леймер
Перевод: Ирина Гензе

Где мне начать...?

Как я уже говорила, моя жизнь с Германише началась в 1990 году. На тот момент я уже 9 лет жила в Вене... И открытию доктора Хамера на тот момент тоже исполнилось 9 лет.

Когда я выразила свои соболезнования молодому отцу в связи со смертью его 10-летнего сына, который «умер от лейкемии», он сказал: «... даже этот врач из Германии, который занимается раком, уже не смог помочь ... Было уже поздно».

Должна заметить, что в то время я все ещё была «верной ученицей» правящей системы и, как и большинство людей, верила в господствующую системную мантру современной медицины, что «рак - это злокачественная, смертельная болезнь».

Тогда я даже поддерживала детскую больницу в Вене пожертвованиями, а пожертвованные деньги шли на химиотерапию для детей. Ко всему я регулярно проверялась, потому что была убеждена, что подвержена высокому риску «заболеть раком» из-за генетической предрасположенности. Все мои родственники, за исключением бабушки, «умерли от рака». Я была даже уверена, что теперь моя очередь, так как я была самой старшей из своего поколения.

От этого молодого человека, который был полностью сломлен из-за безвременной смерти своего сына, я узнала, что врача, о котором он говорил, зовут доктор Хамер. Наверное, этим мой интерес к данной теме был бы исчерпан. Но у судьбы свои планы. Спустя некоторое время после этого разговора, 24 ноября 1992 года, по австрийскому телевидению в передаче «Club 2» (тогда передачи ещё транслировались в прямом эфире), очень поздно ночью (сегодня я знаю почему: чтобы программу смотрело как можно меньше зрителей), у меня была возможность послушать дискуссию о раке... Среди приглашённых гостей был доктор Хамер.

Чем дольше продолжалась эта трансляция, тем больше я злилась и теряла терпение, потому что доктора Хамера постоянно перебивали «специалисты по медицине»... Таким образом, я не могла понять, что доктор Хамер хочет сказать. Но те короткие отрывки, которые мне всё-таки удалось услышать, меня пленили и сильно возбудили моё любопытство.

Короткий отрывок из передачи на тему «Пережить рак» от 24 ноября 1992 г. на австрийском телевидении в передаче «Club 2»

На следующий день я «словно на крыльях» полетела в книжный магазин, чтобы узнать, есть ли там книги доктора Хамера. И, действительно, я их нашла! На тот момент доктор Хамер уже опубликовал две книги, а именно «Рак, болезнь души» и «Наследие Новой Медицины»:

Автограф доктора Хамера в книге «Рак, болезнь души»
Автограф доктора Хамера в книге «Рак, болезнь души»

Мне не нужно рассказывать людям, знающим Германише (= Германише Хайлькунде), что со мной происходило, когда я читала эти книги. Я была полностью захвачена ими. В то время я была весь день на работе. Вдобавок у меня были обязанности матери перед 4-летним сыном... Так что читать я могла только поздно вечером, перед сном... Мне приходилось заставлять себя прекращать чтение, чтобы на следующий день подняться вовремя. И весь день я ждала вечера, когда я снова смогла бы читать.

В 1993 году я узнала, что доктор Хамер читает лекцию в 15-м районе Вены, а именно в «Доме встреч»...

Чего я тогда ещё не знала: за это время произошло уже много покушений на доктора Хамера, но он всё-таки ещё мог свободно перемещаться по Европе. Однако спецслужбы следили за ним на каждом шагу. Я узнала об этом позже, когда познакомилась с доктором лично.

Лекция доктора Хамера должна была начаться в 19:00 в большом зале... Доктор приехал с большим опозданием. Весь зал был забит посетителями, можно сказать, он «трещал по швам».

Я нашла место на галёрке... Это событие стало одним из самых важных событий в моей жизни, первая встреча с доктором Хамером! Конечно же, я не забыла попросить у него автограф. Я была одной из очень многих...

Ошеломляющее событие, которое мне трудно описать словами... даже сегодня, когда «эта картина предстаёт перед моими глазами», меня переполняют эмоции...
Доктор Хамер проводил свою презентацию на слайд-проекторе. Он говорил до поздней ночи... мы все слушали, затаив дыхание...
Домой я вернулась с моим первым автографом доктора Хамера в его книге: «Рак, болезнь души»...

Послание, которое я извлекла из книг доктора Хамера на том этапе его открытия и на том этапе моего понимания этого открытия, гласило: душевное спокойствие и любовь... это самое главное...
К сожалению, отец моего ребёнка не разделил со мной мою страсть к Германише Хайлькунде (тогда называемой «Новой Медициной»). Он насмехался и нападал на меня... для него это была секта... (ведь именно так представлялся доктор Хамер в СМИ: чудо-целитель, шарлатан, самопровозглашённый гуру и тому подобное). Всё это было ложью.

Так наступил 1994 год. Год поиска решения для новой жизни для меня и моего ребёнка... но с Германише (тогда Новой Медициной) - и чтением, чтением, чтением, чтением моих двух книг.

Практически вынужденным образом я начала читать священную книгу «Бхагавад-гита», позже, Новый Завет... и другие источники духовного мистицизма...

Позднее я часто наблюдала, что такую ​метаморфозу внутренней жизни переживают многие люди после того, как они соприкоснулись со знанием Германише...
Это было отправной точкой для длительного процесса внутренних и внешних изменений в моей жизни.

Летом 1995 года я отдыхала со своей семьёй в Италии. Там было много иностранных гостей и, конечно же, по этой причине, также много международной прессы... В то время я всё ещё следила за новостями из газет.

Однажды утром я увидела в газетах заголовки об Оливии, девочке, родители которой отказались дать согласие на проведение химиотерапии...

Они сбежали с ребёнком сначала в Швейцарию, затем обратились к доктору Хамеру за помощью и только что прибыли с Оливией в Испанию... где тогда временно находился доктор.

Поскольку я уже два года занималась Германише Хайлькунде, я чувствовала, что в газетных сообщениях правда, а что нет. В дополнение к боевым кличам «шарлатан, псевдо-чудо-целитель, самопровозглашённый гуру» и тому подобное статьи судили о том, что, если Оливия не пройдёт химиотерапию, она умрёт.

Чтобы избавить своего ребёнка от мучений такой «терапии», родители вместе с дочерью бежали из Австрии... (примечание переводчика: в Европе родителей лишают родительских прав! когда речь идёт о раковой «терапии»)

Оливия с её матерью Эрикой Пильхар и доктором Хамером летом 1995 года в Испании

Вы должны себе это представить: во всех газетах стояло одно и то же... вся международная пресса вещала, как будто под «высшим командованием» (тогда мне ещё неизвестном).
... и всё же я была знакома с этой темой. Я точно знала, что за гениальное открытие сделал доктор Хамер! Но в газетах об этом не было ни слова...

Заголовки всех статей были идентичны: «Смертный список чудо-целителя», «Отец отвергает химиотерапию: врачи опасаются за Оливию», «Родители прячут больную раком девочку в Швейцарии - без лечения шансов на выживание нет...», «Целитель Оливии душевнобольной?».

В Италии я находилась с сыном около 3 недель, и за это время я осознала два важных для меня факта:
Во-первых, это очевидно, что все релевантные газеты лгут обо всём, что касается доктора Хамера.
Во-вторых, если они лгут по этому поводу, я не могу исключить, что они не делают то же самое по другим вопросам, о которых я не так много знаю.

Поэтому я приняла решение не покупать и не читать больше газет в будущем... Я приняла это решение в 1995 году, и оно действует до сих пор... Поверьте, я из-за этого ничего не теряю!

Благодаря этому событию я поняла, что правящая система никогда не даст ход открытию доктора Хамера, и эти знания могут передаваться только от человека к человеку, с помощью людей, которые уловили суть открытия.
В то время литература на немецком языке уже существовала. Но на польском ещё ничего не было. Поэтому я решила начать переводить книги доктора Хамера на польский язык. Мне потребовалось время, чтобы всё продумать.
Вся моя семья абсолютно не одобряла моего интереса и растущей приверженности этому делу. Со временем их отношение ко мне стало прямо-таки враждебным...
В начале 1996 года я связалась с доктором Хамером (его номер телефона я узнала из его книг), чтобы сообщить ему о моих планах и попросить разрешения на перевод его текстов на польский язык.
Доктор Хамер пригласил меня к себе домой в Кёльн. Конечно же, я должна была привезти с собой мою КТ головного мозга! Все, кто посещал доктора, привозили и свою КТ!
Когда я освободилась, а именно на Пасху, я в первый раз посетила доктора Хамера. Он лично и очень гостеприимно встретил меня на вокзале. Тогда я познакомилась также и с другими членами семьи Хамер.
Это пребывание у доктора было очень плодотворным. Я не только получила разрешение на перевод его произведений на польский язык, мы также крепко подружились, и эта дружба длилась до его смерти.
После возвращения в Вену я приступила к работе. Не хочу утверждать, что мне было легко... 

Помимо того, что доктор Хамер разработал совершенно новый язык, мне также не хватало понимания физиологических процессов, знания анатомических структур человеческого организма и другой важной информации из области медицины, начиная с медицинской номенклатуры, в частности, терминов для обозначения симптомов и патологических явлений до знаний обычных методов лечения и диагностики и многого другого. А клинического опыта у меня не было вообще.
К счастью, у меня был лучший учитель в мире, который делился со мной необходимыми теоретическими медицинскими знаниями: доктор Хамер.

***

Исходя из моего собственного опыта и интенсивного сотрудничества с доктором Хамером, я знаю, насколько важны базовые медицинские знания в области физиологии и анатомии, чтобы иметь возможность понять и передавать дальше систему Германише Хайлькунде. Очень опасно, когда люди без детальных медицинских знаний в области физиологии, анатомии и так называемых патологических проявлений, а также без клинических знаний и опыта (это касается также выпускников нашей образовательной программы и наших учебных кружков) начинают работать с людьми диагностически и терапевтически. Такие люди берут на себя слишком большую ответственность, которая им точно не по силам. Последствия зачастую трагичны: я говорю не только об опасности для нуждающихся в помощи людей, приходящих к таким «специалистам», но и об опасности для самих этих «специалистов». Не говоря уже о том, что разочарованные люди теряют доверие к Германише Хайлькунде, потому что их ожидания, вызванные таким образом, не оправдываются.

***

Для Германише Хайлькунде (вначале называемой «Новая Медицина») требовалась совершенно новая номенклатура, чтобы суметь передать словами природу биологических процессов в теле, душе и мозге и значение того, что доктор Хамер имел в виду в своих текстах. В то время я не говорила по-польски уже 15 лет и, соответственно, результаты моего перевода были плохими. Итак, мне пришлось улучшать, улучшать и ещё раз улучшать.

И хотя у меня уже был компьютер, но тогда он в основном исполнял роль лишь пишущей машинки. На тот момент в интернете ещё не было информации, которая была мне так необходима для работы, на польском языке.

В 1998 году я создала первый польский веб-сайт для «Новой Медицины» из уже переведённых текстов, он теперь хотя и содержал информацию о Германише Хайлькунде, но оставлял желать лучшего с точки зрения дизайна и формулировок.

Во время моего первого визита в Кёльн доктор Хамер дал мне документы, которые я должна была передать Гельмуту Пильхару по возвращении в Вену. Так я познакомилась с Гельмутом, а затем и со всей семьёй Пильхар, которые также жили в Австрии.

Из-за поведения родителей Оливии по отношению к правящей системе (отказ от химиотерапии и побег от официальных ведомств, желающих под принуждением провести эту псевдо-терапию у Оливии) и не в последнюю очередь из-за клеветнической кампании СМИ, Хельмут потерял работу,  и ни одна фирма не хотела его больше нанимать, поэтому ему пришлось искать другой источник дохода для своей семьи с четырьмя несовершеннолетними детьми.

Это было очень трудное время для всей семьи Пильхар, но также и особо трудное время в жизни доктора Хамера. Сообщения СМИ о деле Оливии были невероятно многочисленными и безгранично наглыми. Доктора Хамера как бы казнили через СМИ. Он был бельмом на глазу правящей «элиты».

Ненавистнические высказывания в СМИ достигли апогея. Клевета и наглые нападки не знали границ...

Благодаря публичным опровержениям со стороны Хельмута, история Оливии получила широкую огласку в прессе. Появились осторожные критические голоса, ставящие господствующую систему под вопрос.

В свою очередь, правящая «элита» сделала всё возможное, чтобы не допустить появления положительной информации о докторе Хамере, доступной широкой публике. Ни при каких обстоятельствах они не могли позволить Оливии «выздороветь в руках доктора Хамера». Кампания в СМИ против доктора была похожа на последний бой.

По настоящему опасным для правящей элиты доктор Хамер стал, когда он заявил в интервью на одной из радиопередач, что «болезни СПИД» как и ВИЧ не существует. Это было в 1995 году! Это-то и была настоящая причина того, почему против него развязалась такая жестокая кампания, говорил доктор Хамер. Ни в коем случае эта мысль не должна была дойти до общественности.

Короткий отрывок из передачи «Бризант», канал ARD, 1995

К этому времени Оливия подключила к уже существующим SBS в pcl-фазе, активность конфликта беженца, который многократно усилил ваготонический отёк почечной паренхимы и печени. По совету доктора Хамера, который участвовал в переговорах с посредницей (доктором Маркович из Австрии), чьей задачей было уговорить родителей вернуться в Австрию, было решено, что родители вернутся домой.
Однако было оговорено одно условие: родителей не заставляют отдавать ребёнка на химиотерапию. Только после полной инкапсуляции зрелая киста почки должна удалиться хирургическим путём. При этом доктор Хамер объяснил, что хирургическое вмешательство нельзя проводить до сентября 1995 года.

Но все переговоры оказались хитрой ловушкой «элиты». Несмотря на обещания, что ребёнку не придётся проходить химиотерапию по возвращении в Австрию, уже в аэропорту Вены дочь вырвали из рук матери и сразу доставили в больницу. Во всех этих действиях полиция принимала непосредственное участие.
Кроме того, родителей Оливии лишили родительских прав на медицинское обслуживание на 10 лет!

Гельмут Пильхар описал все эти события вокруг Оливии в своей книге «Оливия - дневник одной судьбы», которую он опубликовал в 1996 году.

Оливия в бегах
Оливия во время химио-псевдотерапии
Оливия в бегах
Оливия во время химио-псевдотерапии

В 1996 году в конференц-зале «Ландтманна» в центре Вены прошла презентация книги Гельмута Пильхара.

В течение 1996 и 1997 вместе с Гельмутом я интенсивно работала над распространением Германише (тогда ещё Новой Медицины) в Австрии.
Между тем я уже была в разводе...
Вместе с Гельмутом и другими друзьями я принимала участие в демонстрациях и протестах в Вене и Винер-Нойштадт, а также в организации нескольких лекций для Гельмута в разных местах Австрии.

Как наблюдатель и «частный репортёр» доктора Хамера я рассказывала ему из Австрии (с помощью моего первого огромного мобильного телефона) о суде над Пильхар, который проходил в Винер-Нойштадт в 1996 году. В ноябре 1996 года родители Пильхар были приговорены к 8 месяцам условно сроком на 3 года. Кроме того, и в этом процессе (до 1996 года их было несколько) не разрешалась ни проверка Новой Медицины, ни какие-либо другие доказательства правильности Новой Медицины. И, как я уже упоминала ранее, родителей Оливии лишили родительских прав на медицинское обслуживание на 10 лет.

В то время доктор ещё проводил семинары лично. Само собой, я их все посещала...

Доктор Хамер становился всё опаснее для системы! Таким образом, его необходимо было дискредитировать и заставить замолчать раз и навсегда... Методы борьбы с врагом всегда одни и те же...
И, к сожалению, большинство людей было манипулировано подстрекательским освещением в СМИ.

21 мая 1997 года мы получили известие о том, что доктора Хамера арестовали.
Шок! Мы не хотели и не могли в это поверить!

В августе 1997 года состоялся ещё один суд над доктором, который сопровождался масштабной кампанией в СМИ... Доктора Хамера обвинили в нарушении закона о профессиональной медицинской практике. В 1986 году ему запретили заниматься любым видом врачебной деятельности, и поэтому контакты с пациентами тоже стояли под запретом. Обвинения были совершенно безосновательными и были просто фарсом!

9 сентября 1997 года доктора Хамера впервые приговорили к 9 месяцам тюремного заключения. В приговоре, среди прочего, стояли такие формулировки, как «абсолютная непреклонность обвиняемого» и «его абсолютная интолерантность к другим методам лечения».
Однако величайшим из злодеяний судов было то, что 19 декабря 1997 года Кёльнский окружной суд постановил, что доктора Хамера надо поместить в психиатрическую клинику (!), потому что он «опасен для общества». В дальнейшем было ещё немало таких попыток, в общей сложности более 60 раз!
Благодаря усилиям его тогдашнего адвоката, господина Менделя, все эти невыразимо порочные попытки провалились.

Когда мы узнали об аресте доктора Хамера, мы незамедлительно организовались и впервые вышли на улицы Кёльна, чтобы выразить протест против этой несправедливости. Тогда нас было около 30 человек!

Первая демонстрация в Кёльне после ареста доктора Хамера
Одна из страниц первого перевода хабилитации на польский язык

Надписи на баннерах: «Доктор Хамер - жертва медицинской мафии», «Раковая мафия снова нанесла удар». «Доктор Хамер невиновен!»

Наша деятельность во время заключения доктора Хамера в тюрьме Кёльна:

В 1997 году Гельмут Пильхар основал первые учебные кружки Новой Медицины. Раз в месяц мы встречались в Венском лесу в 13-м районе Вены, где Гельмут читал лекцию. Всем были рады. Позже, когда он читал лекции в Германии, я несколько раз замещала его дома в Вене.

Пока доктор Хамер сидел в тюрьме, я с ним регулярно переписывалась. Эти письма для меня бесценны, даже в тюрьме доктор Хамер продолжал свои исследования. Вскоре мы узнали, что он сделал другие важные открытия, находясь в тюрьме. На этот раз в связи с так называемыми психическими заболеваниями. Все эти новые открытия должны были быть включены в новое издание «Золотой книги».
Мы очень ждали этого нового издания «Наследия» (= «Золотая книга»)!

Наконец настал день, когда доктору Хамеру удалось договориться о своём освобождении из тюрьмы. Доктор Хамер подробно описывает это в своей автобиографической книге 2005 года издания «Один против всех». 
Доктору Хамеру предложили досрочное освобождение при условии, что он отзовёт свою последнюю апелляцию. В это же время университет Трнавы (Словакия) предложил доктору Хамеру провести процесс хабилитации. Только поэтому он согласился на эту закулисную сделку. В конце концов, его присутствие на хабилитации в Словакии было необходимо. Таким образом, он отозвал свою апелляцию с целью продвижения хорошего дела.

Я получила от доктора Хамера письмо из тюрьмы, в котором он написал мне о планируемой хабилитации в Словакии... но он сомневался в достоверности этого предложения. Поэтому он попросил меня поехать в университет Трнавы и проверить подлинность приглашения.

Выдержка из письма доктора Хамера от 6 мая 1998 года, в котором он спросил меня, могу ли я поехать в Трнаву и рассказать ему об этом визите

Госпожа Катерина Бустинова, секретарь проректора по научной работе, очень тепло приняла меня и провела к Doc. RNDr. DrSc. Йозефу Миклошко. Проректор подтвердил достоверность информации, содержащейся в письме к доктору Хамеру. 

В результате доктор Хамер был освобождён в начале мая 1998 года, чтобы лично участвовать в хабилитационной процедуре. Остальные четыре месяца, которые были добавлены к его приговору, должны были быть назначены только в ноябре...

Мы поддерживали связь по телефону. Однако с самого начала доктор Хамер «чуял» обман в этом приглашении...

После того, как я сообщила ему, что предложение действительно поступило от Трнавского университета, доктор Хамер решил «пойти ва-банк». В конце концов, университет Тюбингена постоянно отказывался от проведения хабилитационной процедуры, даже несмотря на то, что в 1986 году суд окончательно постановил её провести (под угрозой уголовного преследования). На университет Тюбингена был даже наложен штраф, который он оплачивал в течение многих лет.

Причина была очевидна: ещё в начале 1980-х годов университет Тюбингена проверил действительность законов природы, открытых доктором Хамером, и профессора знали, что открытие доктора Хамера было верным.

Однако отклонение его хабилитационной работы могло привести к потере репутации этого известного университета. Поэтому для имеющего законную силу отказа в хабилитации был найден самый маленький и незначительный университет в Европе: Университет Трнавы. Доктор Хамер рассказывает об этом в интервью с Юлианной (время: 3:48). Процедура хабилитации в Трнавском университете была разрешена только по этой причине: перед ней стояла задача отклонить предоставленную доктором Хамером хабилитационную работу. Имея официальный документ, подтверждающий отказ научного учреждения в хабилитации, система, наконец, получила бы полное оправдание её действий.

И не имеющему никакого значения университету в Словакии терять было тоже нечего. Совсем наоборот. Словакия как раз собиралась начать переговоры о вступлении в Европейский Союз. Здесь явно надеялись на вознаграждение, если Словакия внесёт свой вклад в отказ хабилитации Хамера.

У доктора Хамера была только одна возможность: он должен провести научную проверку своего открытия на отдельных пациентах в присутствии значимых лиц университета до фактической процедуры хабилитации. Он поставил это условие. Доктор Хамер попросил меня вернуться в Трнаву и договориться об этом.

Тем временем я уже несколько раз побывала в Словакии и подружилась с Катей Бустиновой, секретарём доктора  Миклошко. Позже эта дружба оказалась очень полезной.

Катя внесла значительный вклад в то, что в Трнаве действительно состоялась верификация (= научная проверка) найденных доктором Хамером законов природы.

С разрешения доктора Миклошко, Кати свела меня сначала с онкологом доктором Крчмеры. Мне удалось с ним поговорить. Поскольку он долгое время работал в немецкой клинике в Баварии, он свободно говорил по-немецки. При приветствии он сказал: «А... это вы... Мы знаем, что он (доктор Хамер) прав, но это на 50 лет раньше времени». Потом меня отправили к доктору Юрга, работавшему в онкологической клинике Трнавы. Сначала доктор Юрга отказался дать согласие на верификацию на пациентах, заявив, что для такого числа людей слишком дорого делать компьютерную томографию мозга и что университет не может себе этого позволить.

Я вернулась в Вену и рассказала доктору Хамеру о положении дел.

Когда доктор Хамер услышал, что университет не хочет делать компьютерную томографию выбранным пациентам, он сказал мне (по телефону), чтобы я предложила доктору Юрге, что мы организуем автобус для пациентов и отвезём их в радиологический институт в Вене.

Я поехала снова в Трнаву: доктор Юрга был явно смущён этим предложением и всё-таки разрешил провести КТ сканирование в Словакии.

Наконец, после нескольких «переговорных визитов», университет Трнавы через доктора Юргу принял предложение доктора Хамера провести верификацию на пациентах перед фактической процедурой хабилитации. Таким образом, эта часть замысла удалась.

В августе 1998 года доктор Хамер сам отправился в Словакию, чтобы завершить дело. Во время этого пребывания мы с ним были приглашены на ужин в дом проректора Миклошко... Это была очень великодушная и набожная католическая семья. Мечтой доктора Йозефа Миклошко было стать послом в Ватикане. И что за удивительное совпадение: после отклонения хабилитационной работы доктора Хамера проректор Миклошко стал послом в Ватикане(!). Доктор Хамер подробно рассказывает об этом в своей автобиографии.

Верификация на нескольких пациентах была успешно проведена 8 и 9 сентября 1998 года. К сожалению, я не смогла присутствовать при этом лично, потому что в то время я ещё работала и мне не дали отпуск.

10 сентября доктор Хамер всё ещё не получил официального подтверждения с печатью университета, которое свидетельствовало бы о том, что научная проверка состоялась и что результат этой научной проверки был положительным. В тот день я снова приехала в Трнаву. Доктор Хамер, некоторые из друзей и я сидели в секретариате проректора Миклошко. В какой-то момент доктор Хамер обратился ко мне и сказал: «Пожалуйста, пойди к Кате и попроси сертификат о состоявшейся верификации. Настаивай на получении письменного подтверждения».

Я обратилась к Кате Бустиновой, но проректор Миклошко был в тот день очень «занят». Так что нам пришлось ждать несколько часов. Мы не были уверены: сможет ли Катя получить такой документ? Мы сидели, как на иголках! 

Благодаря нашей дружбе, Катя хотела помочь, она сформулировала подтверждение верификации в письменной форме и представила его доктору Миклошко на подпись, и доктор Миклошко действительно подписал.
Но не хватало ещё подписей других врачей, присутствовавших при проверке: доктора Погады и доктора Крчмеры... Наконец-то Кате удалось и это (после нескольких напоминаний с моей стороны).
Без Кати Бустиновой у нас бы этого подтверждения сегодня не было. Мы очень и очень благодарны ей за это!

Мы вышли из здания университета с университетским сертификатом, подтверждающим действительность законов, обнаруженных доктором Хамером!  Колоссальный успех!

Доктор Хамер всё ещё был уверен, что они отклонят его хабилитационную работу. И он был прав!
После успешной проверки законов природы на пациентах, его хабилитация была отклонена в последующей процедуре хабилитации! Ситуация была просто абсурдной. Я присутствовала на хабилитационной процедуре и могу засвидетельствовать, что с научной проверкой это не имело ничего общего. Кстати, блондинка на видео - это я.  

Хабилитационная процедура была фарсом. Предполагалось, что там будет 30 профессоров, но пришли только шесть. Только доктор Миклошко и профессор Погады понимали, что говорит доктор Хамер. За исключением доктора Йозефа Миклошко, никто из них не был знаком с работой  доктора Хамера. Никто из них не читал его работу! Цирк! Так что всё произошло так, как предсказывал доктор Хамер, хабилитацию отклонили. После этого мы все пошли ужинать. Я стала свидетелем беседы доктора Хамера с одним из членов комитета, профессором Погады (кстати, психиатром).

Итак, доктор Хамер был прав. Предложение университета с самого начала было непорядочным. Единственной целью кампании было «выпустить» университетский документ, который «отвергает» открытие доктора Хамера.

Мы предполагаем, что научная проверка открытия на пациентах университетской клиники была возможна только потому, что единственным заданием университета было отклонить хабилитационную работу...
Очевидно, запрета на научную проверку закономерностей Германише Хайлькунде в явном виде не поступило. Поэтому университет по этому поводу смог принять как бы «самостоятельное» решение. Мы также предполагаем, что профессора университета, участвовавшие в этом «заговоре», сами даже не осознавали огромнейшую значимость этой верификации. В конечном счёте, она была намного важнее, чем хабилитация. Ведь сам процесс хабилитации является лишь изобретением системы, которая путём проверки открытых доктором Хамером закономерностей уже «начала рушиться».

Из Словакии доктор Хамер поехал прямо в Испанию. С тех пор он жил в изгнании. Сначала в Испании, а затем в Норвегии до самой смерти.

Доктор Хамер сразу же опубликовал положительный результат верификации в интернете (в то время ещё на сайте Гельмута Пильхара). Уже на следующий день в официальных СМИ появились статьи, в которых доктор Хамер обвинялся в фальсификации сертификата... и - как же иначе - статьи содержали информацию о том, что хабилитация была отклонена.

«Элита» ещё до начала хабилитационной процедуры знала, что она не увенчается успехом, но об успешной верификации они узнали только после. Это уж точно не соответствовало их плану.

Вскоре после этого, в 1998 году, я организовала ещё один семинар с доктором Хамером в Словакии. Он проходил в пенсионе Дружба (Penzión Družba Bojnice), а в 1999 году Харальд Бауманн организовал первый и последний конгресс по Новой Медицине в Швейцарии, где я прочитала лекцию на тему «Новая Медицина и образование в будущем».
Доктор Хамер тоже присутствовал на конгрессе, в том числе на моей лекции... Ему понравилось...
Во время конгресса заявились люди из тайной полиции с целью арестовать доктора Хамера. Нам удалось от них избавиться, сказав, что доктора нет. У доктора Хамера оставались ещё «неотсиженные» в тюрьме четыре месяца.

Моя первая лекция по Германише Хайлькунде в моей начальной школе.

Летом 2000 года я посетила доктора Хамера в Испании и после этого визита решила читать лекции по «Новой медицине» в Польше. 
Первая лекция в Польше состоялась в 2000 году в моей бывшей начальной школе. Среди гостей были только мои родственники и несколько друзей.

Во время своего пребывания в Испании доктор Хамер не только активно продолжал свою научную работу, но он также постоянно пытался добиться признания своего открытия в суде. Он вёл неизмеримо богатую переписку с властями и подавал многочисленные иски в суды. Однако всё это оказалось безрезультатным!
 

назаддальше