Марк Фрешет

Перевод франзузский - немецкий - русский

Клинический психолог
Бывший консультант по
медицинской и психологической онкологии

Свидетельство

Верховный суд,

мне известно, что данное заявление может быть использовано в этом суде. Я понимаю и принимаю любые последствия следующего заявления относительно вашего прецедентного права.

Я практикую как независимый клинический психолог с 1978 года. В течение девяти лет я работал в области медицинской онкологии в клинике Пола Брусса в Вильжюифе при непосредственном сотрудничестве с профессором Г. МАТЕ. Финансирование было предоставлено Ассоциацией Клода Бернара. Моя работа заключалась в следующем:

  • Каждый четверг я целый день давал консультации. Консультировавшиеся со мной люди в большинстве были обременены соматическими симптомами, проявляющимися в заболеваниях крови или опухолях. Все эти пациенты были направлены ко мне лечащими врачами клиники. За эти девять лет у меня проконсультировалось около 1000 человек. Среди этих пациентов были и взрослые, и дети. Когда в прошлом году стало ясно, что я уйду из клиники, я перестал принимать новых пациентов.
  • В свободное от консультаций время я работал в области исследований. Это исследование заключалось в проверке заявлений многих людей относительно психологической стороны возникновения рака. Причина для этого исследования была следующей: столкнувшись с отчаянием людей или их депрессией и их поиском чудесного и немедленного излечения, я сопровождал их в поиске внутреннего смысла их болезни вместо того, чтобы пытаться найти решения извне.

Я побудил их к идентификации своих основных проблем, с которыми они сталкивались ежедневно, для изменения своей позиции.

Поскольку мои знания не связаны с медициной, пациентов попросили сообщить мне о своих симптомах, жалобах и положительных или отрицательных последствиях. После подведения итогов различных ударов судьбы этих людей, мы определили некоторые общие причины. Если бы эти результаты были доступны для публикации, можно было бы сделать вывод, что любой, кто испытал психологические проблемы подобного рода, с очень высокой вероятностью рано или поздно в своей жизни испытал бы ущерб и в органической области.

Наш постоянный поиск в ходе этой работы заключался в том, чтобы как можно точнее определить связь психических ощущений с органическими симптомами. Приведу только один пример: в связи с раком молочной железы были идентифицированы пять проблемных областей.

На мой взгляд, доктор Хамер указывает на столько же разновидностей, сколько было найдено нами. В ходе моей работы в Вильжюифе я разработал биологическую идентификацию рака молочной железы. Метод доктора Хамера позволил мне более конкретно определить эмоциональные расстройства, связанные с этой соматической симптоматикой. Если проанализировать существующие старые обследования женщин и мужчин, можно классифицировать различные виды рака в соответствии с категориями определёнными доктором Хамером.

Независимо от знания работ доктора Хамера в отношении пациентов с раком молочной железы, обследованных нами очень подробно, мы можем стопроцентно подтвердить разработанный доктором Хамером метод. Наша задача состояла в как можно более точном и полном определении ощущений пациента относительно их заболевания. Если бы я представил результаты психосоматического анализа проблем, о которых говорят наши пациенты, доктору Хамеру, он был бы в состоянии точно прикомандировать психические проблемные области органной патологии пациентов.

Как бывший практический сотрудник больницы, я смотрел за 3 различными группами пациентов:

Группа А, состоявшая из 380 человек (41,38%), согласившихся на ортодоксально-медицинское лечение,
Группа B, состоявшая из 215 человек (26,70%), решительно отказавшихся от лечения и
Группа С, состоявшая из 312 человек (33,0%), которые появились только один раз для консультации.

Независимо от того, какую медикаментозную терапию проводил пациент или нет, я могу только подтвердить, что глубокое понимание биологических и психологических механизмов, связанных с медицинскими симптомами, всегда улучшало ситуацию пациента. Многие из них чувствуют себя хорошо и сегодня. Их жизнь обрела качество и умиротворение.

Оглядываясь назад на шестилетнее исследование в Вильжюифе, до 29 июня 1994 года дожили 265 из 604 человек, т.е. 47,18%.
Из этих выживших 102 человека принадлежат группе А (28,22%) и 183 - группе В (85,11%). Пациентов группы А в соответствии с их пожеланиями я сопровождал в среднем 8 часов на человека. Пациенты группы B имели право на не менее 40 часов на человека. Обе группы имели возможность связываться с нами по телефону за пределами консультаций.

Таким образом, я хотел бы заявить, что большинство умерших пациентов умерли от страха, биологической усталости и эмоциональной изоляции, то есть по тем же причинам, которые привели их к болезни.

Этим коротким свидетельством я надеюсь дать Верховному суду немного понимания того богатства, которое приносит с собой занятие открытиями и выводами доктора Хамера. Я очень хотел бы сотрудничать с ним.

Marc Fréchet