Глупцы с Ближнего Востока

(примечание переводчика: игра слов. Библ.: три волхва - дословно: три мудреца с Ближнего Востока)

Юбилейная статья Георга Кауша для доктора Рика Герда Хамера к его 80-му Дню Рождения 17 мая 2015 года 

Георг Кауш

34 года являются большей частью творческой жизни человека, а так как эти 34 года были наполнены беспрецедентной борьбой за признание научных открытий доктора Хамера, напрашивается вывод, что что-то не так в нашем общественном устройстве.

Скандал на натуропатическом конгрессе в 1983 году - за две минуты до начала доктор Хамер был исключён из публичной дискуссии - вероятно не был бы возможным, если бы тогда на нашей стороне были сплочённые решительные приверженцы, которые смогли бы поставить себя в противовес интригам лож. В течение последних лет снова и снова становилось ясным, что враги доктора Хамера набирались смелости нападать на него только тогда, когда они были уверены, что он один и помощи ждать неоткуда. Нужно понимать, что успешное сопротивление против таких врагов - это не пассивное терпение, но только твёрдость приносит уважение... Постыдные интриги с целью предотвращения первой публичной презентации Германише Хайлькунде - тогда называвшейся Новой Медициной - в Майнце в 1983 году не забыты.

Как и в случае всех существенных исторических событий, только по истечении многих лет становится понятна суть закулисной стороны людей и событий, делающая видимой вот уже 34 года продолжающуюся войну против доктора Хамера. Война, о которой общественности почти ничего неизвестно, так как её с самого начала вели тайно.

Об её истоках свидетельствуют следующие воспоминания доктора Хамера:

К этому пониманию и сведениям о людях и подоплёке, делающим войну против меня видимой, принадлежит скандальное и гнусное подавление открытия из-за религиозного бреда любавичским главным раввином Менахемом Шнеерсоном, так называемым мошиахом евреев.

4 октября 1981 года я обнародовал Германише Хайлькунде, тогда называемую Новой Медициной, на баварском и на итальянском телевидении (RAI Bozen).

Медицинский мир вздрогнул.

2 ноября 1981 года я подал свою работу на соискание учёной степени (хабилитация) медицинскому факультету в Тюбингене.

Декан, нейрорадиолог профессор Воигт (Voigt), дал мне слово чести, что работа будет корректно проверена по правилу воспроизводимости на первом встречном клиническом случае. Тем более что это, очевидно, совершенно новый взгляд на медицину.

Только спустя годы юрисконсульт университета, г-н Юрген Шварцкопф (Jürgen Schwarzkopf) мне рассказал, что выводы в моей работе - в этом он может меня уверить - должны быть верными, ведь сразу после её подачи 5 профессоров проверили 100 клинических случаев за закрытыми дверями.

Очевидно не было ни одного случая, который бы не соответствовал. Если бы такой случай был, то профессора на следующий же день пригласили бы меня и представили этот случай. А так как этого не произошло, все случаи должны были соответствовать. Это он мне сказал дословно.

Уже после проверки 10-го или 20-го клинического случая всё было очевидным.

Это была абсолютная сенсация в медицине.

Но так как все пять профессоров проверочной комиссии были евреи, то результаты проверки были, так сказать, пока «между собой».

Видимо на данном этапе, пока упомянутые пять профессоров положительный результат проверки Германише Хайлькунде ещё держали тайно, ввиду сенсационности и мирового значения этого результата, подключился Синедрион, высший совет иудеев, и Менахем Шнеерсон, главный любавичский раввин, т. наз. мошиах.

Позднее главный раввин Франции Бен Денун-Данов Иосиф (Ben Denoun-Danow Josue) мне сообщил в Париже: пяти профессорам из Тюбингена дали сигнал результаты проверки не предавать огласке. Эти знания должны быть только у евреев, чтобы с вероятностью в 95% или выше выживать. А неевреи должны и далее продолжать умирать от химии и морфина. Потом, в ноябре 1981 года, как сказал рабби Денун, Шнеерсон написал письмо всем раввинам мира и соответствующий комментарий в талмуд. С тех пор это указание обязательно для каждого раввина и каждого еврейского онколога мира (почти все онкологи имеют иудейскую веру).

Рабби Денун мне сказал, он тоже не за то, чтобы все неевреи в случае рака убивались химией и морфином, но Шнеерсон его начальник и он должен подчиняться.

Когда я в начале декабря 1981 года пришёл к моему старому еврейскому учителю Боку (Bock), который уже вышел на пенсию, одному из пяти профессоров проверочной комиссии, в его кабинет на Шнаренберге нашей бывшей общей тюбингской университетской клиники, я нашёл абсолютно другого профессора Бока.

«Добрый день, г-н профессор Бок»

«Добрый день, г-н Хамер»

«Что с Вами? » - спросил я его.

«Ничего»

«Но вы так изменились, совсем не такой, каким были раньше. Что-нибудь случилось? »

«Нет, почему бы? »

«Я хотел Вас попросить помочь при проверке раковых клинических случаев в рамках моей научной работы»

«Нет, мне это неинтересно»

«Как, г-н профессор? Вы всегда говорили, что мы должны что-то открыть, что сделало бы медицину воспроизводимой, т. е. наукой. И тут приходит Ваш последний ассистент, и он это обнаружил, а Вам совсем неинтересно? »

Бок: (у него это, видимо, случайно вырвалось) «Либо это неверно, либо Вы это не открыли»

«Но я это открыл, Ваш «последний ассистент» и вне университета, и с научной точки зрения всё правильно, так как воспроизводимо на первом попавшемся клиническом случае. Вы же знаете, я не только терапевт, но также и теолог, и учёный естественник. Г-н профессор, здесь что-то не так. Не держите меня за дурака. Если Вы мне не хотите сказать, что случилось, ладно, я сам до этого докопаюсь, потому что здесь явно что-то не то».

(Позднее, перед административным процессом, я узнал, что Бок был председателем комиссии еврейских профессоров, которые признали Германише Хайлькунде посредством проверки на воспроизводимость уже после нескольких клинических случаев абсолютно верной. Значит еврей Бок просто бессовестно врал мне в лицо из-за религиозного бреда.)

«Г-н профессор, я Вам желаю всего хорошего, но я очень в Вас разочарован. И Вы знаете - я вижу это по Вашему лицу - что Ваш последний ассистент прав. Будем надеяться, что вам не придётся когда-нибудь горько сожалеть об этом».

К его 100-летию я ему написал, что он проиграл жизни миллионов нееврейских пациентов и даже хуже. Вскоре после этого он умер.

4 октября 1981 года будет миром отмечаться как большое историческое событие. Этот день является отправной точкой для переворота огромного значения, который сравним разве что с обнародованием 95 тезисов Мартина Лютера 31 октября 1517 года, которое тогда вызвало Реформацию. 4 октября 1981 года - это День Рождения Германише Хайлькунде. В этот день доктор Хамер обнародовал своё открытие Железного Правила Рака. Он тогда и не подозревал, с какой религиозно-испорченной и духовно опустившейся кликой ему придётся иметь дело. Он был слишком хорошо воспитан, чтобы подозревать своих профессиональных коллег в нечестности. Учёному, вернее сказать, любому нормальному человеку кажется невозможным, что словом чести данное обещание объективной и беспристрастной проверки может оказаться просто бессовестным обманом. Но авторитетные профессора медицины - все евреи - что стало известно лишь позже, явно не имели никаких препятствий нравственного характера для нарушения слова, лживости и подлости.

При одном взгляде на работу доктора Хамера им стало ясно, что речь идёт об открытии 20 столетия (которое они сами охотно бы сделали). А свидетельство выше показывает, что уже после первых - для врачей-специалистов - поражающих доказательствах, они хотя и не закончили проверять «Железное Правило Рака», но правильность выводов коллеги Хамера уже не ставилась под сомнение. Они должны были быть в угнетающей растерянности, и, видимо, решение сообща отвернуться от молодого коллеги терапевта основано на указании главного раввина и «мошиаха» Шнеерсона.

Этим они его глубоко ранили, этого они и добивались. Может он сдастся и отступится? На это надеяться было, конечно же, наивно, но это очень вероятно, так как то, что было бы стратегически умным, они не сделали: они не предотвратили того, что доктор Хамер смог ещё короткое время работать над совершенствованием своих познаний в университетской клинике Киля (случай 40). Они сильно недооценили человека, который со временем перевернёт всю ортодоксальную медицину. Их недалёкому уму соответствовала и их тактика: отклонить, замолчать, изгнать, затравить.

Но оставалась ещё хабилитация. Полгода затягивалось решение по этой работе еврейскими профессорами факультета. В соответствии с указанием «мошиаха» Шнеерсона решение должно было быть отрицательным. Перед непосвящёнными разыгрывался фарс, достойный Мольера.

На факультетском совещании никому не дали просмотреть документы - очевидно посвящённым это казалось слишком рискованным. А присутствующие элитные личности были настолько глупы и трусоваты, что всё это сошло с рук - проголосовали за отказ 150 : 0!

Я думаю, что среди этих духовных карликов с чинами и званиями, которые чувствуют себя сильными только чрез их принадлежность тайному союзу, профессору Хамеру было бы очень плохо. Я бы сказал - это счастье, что волею судьбы, ему было отказано в этом сомнительном удовольствии.

В более поздних процессах, ведомых доктором Хамером против университета, вся их душевная порочность стала ещё очевиднее. Там, перед судом, стоял профессор декан, который не постеснялся признаться, что ему не разрешили проверить Железное Правило Рака и он, как бравый солдат, послушался, другой, который просто безвольно подчиняется так называемым постановлениям и, тем самым, сам себя деградирует в холопы, третий, не стесняющийся нарушать данное слово чести, четвёртый, лгущий доктору Хамеру прямо в лицо, пятый, чья враждебность по отношению к человеку, совершившему открытие, делает его человеком, страстно отрицающим научную объективность перед всем миром. Факультет, выкручивающийся в противоречиях и уловках, чтобы держать на расстоянии непосвящённых, пренебрегающий решениями суда, ... поистине ..., всё для публичного презрения декадентского упадка этаблированной медицины присутствовало.

Все немецкие университеты были «доверительно» оповещены о «приговоре», т. е. как обходятся с «бунтовщиками». Очень быстро сформировавшийся единый фронт против доктора Хамера этим объясняется. Но тюбингская медицинская клика на этом не успокоилась. Она представляла в публикациях, что (ранее называемая) «Новая Медицина» является доказанно неверной, хотя эта клика, как уже представлено, её официально и не проверяла, даже хуже, она её проверила тайно и признала абсолютно верной. Это мошенническое, клеветническое, лживое поведение престижного университета не имеет прецедентов в истории.

Сиё сделало его позорным пятном всего академического сословия, это были однозначно наказуемые, даже криминальные действия, но всё сошло им с рук, так как Федеративная Республика Германия не является правовым государством.

Начиная с этого времени идёт тайная непрерывная война против доктора Хамера. Этим обусловлено и то, что все усилия доктора Хамера лечить, вернее, исцелять раковых пациентов в своей клинике были в скорейшем времени пресечены. Решающие медицинские авторитеты со своими сообщниками по убеждениям в юстиции, политике и средствах массовой информации в тайном сговоре, не брезгуя любыми средствами, перекрыли ему все пути.

Закулисная сторона этой войны делает скандал в Майнце понятным. Иначе тактика замалчивания доктора Хамера общественности провалилась бы.

Им пришлось бы давать объяснения. Прямо-таки хамские действия подчинённых «помощничков» в Майнце 1983 должны были вынудить исключение доктора Хамера из подиумной дискуссии. Поведение достаточно хорошо известных общественности личностей, которые лично ничего не имели против д-ра Хамера, показывает то огромное давление их лож, естественно по указанию вышестоящей инстанции - синедриона - под которым они находились. Но и этого им не было достаточно. Чтобы раз и навсегда обезвредить доктора Хамера, они лишили его врачебной апробации, что даже с их интригами и связями было не просто. Ошибки или наказуемые нарушения ему не могли быть поставлены в вину, так как ни свидетелей, ни доказательств не было. В таких «чрезвычайных обстоятельствах» судьи, которые постоянно изрекают пустые фразы лож о правах человека, свободе, справедливости и тому подобное, изобрели прямо-таки безумный предлог: они выдвинули категоричное требование, он должен ОТРЕЧЬСЯ от своих открытий, то есть от Германише Хайлькунде. Лишение его врачебной апробации было, так сказать, наказанием за неповиновение медицинской мафии. Надо вернуться в истории на четыреста лет назад, чтобы найти подобный случай: церковь против Галилео Галилея! Как будто средневековое подавление неудобной правды может в 20-м веке её остановить! А когда и это не помогло, они просто, также неправомерно, засадили его в тюрьму. Это что - умная, обещающая успех тактика?  Я «начинаю думать, что они просто глупы»!  Если бы они были мудры - его гений они распознали несомненно, - они прилепились бы к нему, предложили бы ему сотрудничество, проявили бы рвение расширить его исследования. Против этого доктору Хамеру было бы трудно сопротивляться, он бы и не стал этого делать, то есть против их очень вероятного последующего саботажа и спровоцированной внутренней ссоры («Один против всех») он был бы безоружен. Они буквально изнурили бы его ссорами и смогли бы, в конечном итоге, с подавленным - и присвоенным - знанием в руках психически и научно расправиться с доктором Хамером.

Для такой тактики, очевидно у «лиц, принимающих решения» не хватило мозгов. Неспособные к открытой конфронтации, не в силах предотвратить продвижение исследований доктора Хамера, также не в силах скрыть его уже известную работу, они прибегают к крайнему, последнему средству. Объявить его сумасшедшим и с помощью юстиции упрятать в психушку. И не только один раз - на ошибках они явно не учатся - постоянно повторяющиеся попытки (76 раз) вскрывают абсолютный академический упадок в борьбе против заново найденной правды. Как грядущие поколения и история будут судить о них, уже ясно. Но истории они не знают, даже если это касается их собственного факультета: 160 лет назад, они заперли врача д-ра Юлиуса Роберта Майера, который открыл и доказал энергетический закон, в психушке. Также и открытие Майера имеет - сегодня не оговариваемую - подоплёку, и тогда авторитетные академические личности не постеснялись сначала открытие Майера оспорить, потом украсть, исказить, переписать или принизить значение, потому что, кто не хотел бы сам найти наиболее важный из всех законов природы?

И все эти хитро выдуманные интриги, воплощённые в жизнь грязными средствами «братских связей» (примечание переводчика: имеются в виду масоны) потерпели полную неудачу из-за выдающейся личности доктора Хамера. Сам он говорит о себе: 

«Часто мне удавалось даже в последнюю минуту перевернуть трудную ситуацию в мою пользу, потому что нервы у меня железные».

В богатой событиями жизни доктора Хамера меня всегда удивляло, как непостижимые события переплетают человеческие судьбы, с целью вернуть заблудшее человечество снова на путь истинный. Уже известный историк, Иоганн Шерр, знал об этом. Ни на каком другом современнике мы не видим это явление так чётко, как на примере доктора Хамера.

Не какой-то обычный бандит убивает его сына Дирка, нет, это один из самых высших еврейского общества в мире, наследник живущего в изгнании короля итальянцев. Последствия для обеих сторон невообразимы и непредсказуемы. Отец жертвы не подкупается даже миллионами, для того чтобы убийца мог избежать суда[1].

Отец убийцы со всей своей семьёй публично заклеймён как преступный клан - желаемый возврат в Италию на престол навсегда исключён из-за убийства. Семья миллиардера Савойского мстит, разрушает экономически, а также и в отношении здоровья всю семью жертвы. Немезида сразу же карает это злое деяние: отец вместе с духом убитого сына делают величайшее открытие в истории человечества. Это в свою очередь выводит на сцену тайные еврейские общества, ведь теперь затронуты интересы многомиллиардного бизнеса, а также его близнеца, порочной религии, которая считает массовое убийство людей «богоугодным» делом.

Гений отвечает многочисленными новыми познаниями, совершенно новым отношением к миру, жизни и природе, что ставит всю правящую систему с ног на голову. Тайные еврейские общества чувствуют исходящую от этого человека угрозу своей системе. Они пытаются заставить его замолчать и остановить его созидательное влияние. При этом все средства хороши: запрет на профессиональную деятельность, покушения на убийство, аресты, угрозы, объявление недееспособным, принуждение, вымогательство, объявление вне закона, 76 попыток признать официально сумасшедшим и, наконец, изгнание.

И снова контрудар со стороны доктора Хамера, не намеренно, но, как будто он действует по заданию самой судьбы, Немезиды: он находит волшебную песню, которая становится очень сильным оружием и попадает в руки миллионов людей.

С тех пор образовалось своего рода перемирие в уникальном противостоянии, в котором, казалось бы, борьбу ведут сами боги.

Мы, маленькие люди, пока ещё не знаем, что будет дальше, когда кажущийся мир будет разрушен вечными врагами правды и человеческого развития. Однако в одном можно быть совершенно уверенным - все без исключения попытки подавления и методы противодействия разбивались и будут разбиваться об его личность.

Этого мужчину не покорить.

Против него все враги являются жалкими невеждами, шутами гороховыми.

Неприкрытая, интриганская вражда медиков с Балтийского моря до Альп - это безошибочное свидетельство невероятной ограниченности, чванливого высокомерия и неполноценности характера, которые, видимо, царят на этом факультете (уже всегда?).

Так что тот факт, что главный раввин и медик Шнеерсон дал указание, что «Железное Правило Рака доктора Хамера является действительно истинным» и должно применяться еврейскими врачами по отношению к евреям (Израиль), можно рассматривать как уникальное, достойное восхищения, правда неумышленное признание.

А недвусмысленный запрет его использования по отношению к неевреям - это чудовищное моральное преступление Шнеерсона. Запрет, который сделал раковых врачей-специалистов всего мира мошенниками, убийцами и клятвопреступниками. Это решение Шнеерсона не было мудрым. Я нахожу его даже беспримерно узколобым. Он мог бы сделать еврейство путеводной звездой для народов. Но он явно видел только неизбежные миллиардные потери, за которые он боялся больше.

Ведь для евреев деньги - это всё. Когда мошиах Шнеерсон - против ожиданий верующего иудейства - в качестве величайшего массового убийцы умер, его состояние насчитывало более 500 миллионов долларов.

Кто так высоко стоит, принимает решения всегда в присутствии истории. Религиозные, даже хуже, корыстные мотивы не признаются правомерными и поэтому недопустимы. Морально порочное деяние, совершённое одним из высших и влиятельнейших, невозможно оправдать ссылкой на религиозное учение. Немезида ничего не прощает, она жестоко покарает величайшее преступление в человеческой истории иудейского жреца, даже, если нам ещё приходится этого ждать.

При взгляде назад, на конгресс в Майнце, доктор Хамер заметил:

«За исключением мелких деталей, Германише Хайлькунде уже тогда была полной, во всяком случае знаний было уже столько, что мы с её помощью могли бы лечить рак с 95% успехом - как в Израиле. И, безусловно, мы могли бы уже тогда помочь выжить 95% наших немецких и всех пациентов во всём мире».

История видит находку доктора Хамера в другом свете, не как «уже тогда была полной». Открытие большой истины является последним камнем в кропотливом поиске, исследовании, изобретательской работе, но ни в коем случае оно не является конечным состоянием. Каждое великое открытие или изобретение имеет большие последствия и формирует начало новой эпохи.

К примеру: паровая машина Уатта была потрясающим успехом одной гениальной идеи. Но сегодня мы знаем, она была гораздо большим, чем это, она была началом индустриальной эпохи. Изобретение Уатта вызвало - ни один современник этого тогда не понимал - огромный переворот, который чрезвычайно продвинул человечество вперёд и совершенно изменил жизнь.

К производящим переворот идеям подключаются далее идущие познания и изобретения. Выдумываются вариации на тему, вовлекаются другие области знаний, обнаруживаются новые возможности, которые ранее не могли даже прийти в голову. Конечного состояния не существует, поток эпохи всех и всё захватывает, и только дураки плывут против течения. Постепенно прогресс становится частью культуры и общим достоянием.

В нашем случае - это «Железное Правило Рака», которое постоянно дополнялось, расширялось, посредством опыта улучшалось, уточнялось и обобщалось. В качестве примера: доктор Хамер предположил, что рак должен оставлять видимые изменения в мозге. Вскоре после этого обнаруженные очаги Хамера - блестящее подтверждение его уникальной способности соединить теорию и находку. Он и здесь стал первым, лучший эксперт в области компьютерной томографии.

«Железное Правило Рака», полное или (тогда) ещё нет, провозглашает начало новой эры. Только немногие, умеющие смотреть вперёд, осознают его будущее значение для человеческого рода.

Какая ирония: враждебное, близорукое поведение ортодоксальной медицины этому поспособствовало в значительной степени - совсем не по своей воле! Они не смогли ничего, кроме замалчивания и оскорблений личного характера. Изрыгание хулы использовалось как эрзац их неспособности его опровергнуть. Они и не заметили, что их сопротивление, казалось бы, неуклюжее, подлое, негативное, приносящее вред и используемое из-за недостатка благоразумия очень прилежно, совершенно бездейственно. Этим они добились только того, что он сильно расширил свои первоначальные познания. И так как к нему не присоединился ни один честный сотрудник, из трусости ли, глупости или жадности, все эти познания и всё развитие его первоначального открытия контекста возникновения рака - без остатка - возникли из головы доктора Хамера, и вследствие этого все завистники остались у разбитого корыта.

Уже в 1982 году стало ясным, что «Железное Правило Рака» является вовсе не «правилом», а биологическим законом природы, первым шагом на пути к дальнейшим переворачивающим истинам в медицине. Непосредственно за ним последовал второй закон - о двухфазности всех т. наз. заболеваний.

Оба закона медицинским миром не были официально приняты к сведению. Но только по смехотворной причине - эти законы были открыты доктором Хамером. У еврейских врачей - для внутреннего пользования - они считаются признанными и само собой разумеющимися, так как посредством этого у них в руках находится ключ к раковой терапии.

Действительно решающим для науки было открытие доктором Хамером в 1984 году Третьего Биологического Закона Природы. Он соединяет все процессы в живом организме с эволюционно возникшими зародышевыми листками. Это прорыв в медицине как науке. Органы должны рассматриваться в контексте биологического развития и тогда биологические процессы в них станут постижимы. Для нашего мышления это является революцией, так как всё прямо или косвенно связанное с религией, ставится с научной точки зрения под вопрос. Философы, теологи и наиболее затронутое медицинское сословие стоят перед Третьим Биологическим Законом Природы совершенно растерянные и беспомощные. Как долго они смогут это просто игнорировать, покажет ближайшее будущее. Наше духовное развитие слишком долго сдерживалось религией, но с открытием Третьего Биологического Закона Природы это уже невозможно. То же самое можно сказать и о Четвёртом Биологическом Законе Природы. Он описывает и объясняет роль микробов в качестве жизненно важной составной части организма и опровергает - ещё не такую старую – веру в то, что одноклеточные надо разделять на «злокачественные» и «доброкачественные», на «полезные» и «вредные». С помощью Четвёртого Биологического Закона Природы «вера», основа всех религий, теряет фундамент в медицине и окончательно исчезает из науки.

В заключение, в 1989 году, присоединился ещё и Пятый Биологический Закон Природы, который доктор Хамер называет «квинтэссенцией». Заболевания имеют биологическое задание, а именно восстановить и сохранить жизнеспособность организма. «Железное Правило Рака» получило общий смысл. Ортодоксальная медицина в том смысле, в котором она себя понимает на настоящий момент, де-факто устарела и ненаучна или, по-другому говоря, стала теперь лженаукой.

Разрыв настолько огромен, что даже последователи доктора Хамера ещё не совсем охватывают гигантское значение биологических законов для нашего существования, науки и культуры. Доктор Хамер принял это в расчёт и переименовал «Новую Медицину», как он своё открытие первоначально называл, в «Германскую Новую Медицину». Но и это имя с расширением учения оказалось недостаточно подходящим. Помимо чистых описаний и названий (терминологии), его учение не имеет ничего общего с ортодоксальной медициной и её бесчисленными гипотезами. Как сознательный немец, которому немецкая культура и достижения немецкой нации не безразличны, он назвал своё учение «Германские Познания о Целительстве» («Германише Хайлькунде»). «Врач» стал «целителем»/«знающим пути исцеления», «пациент» (терпящий, страдающий) - это понятие тоже устарело - стал «ищущим исцеления». Его выбор слов непреднамеренно опередил необычайное будущее новой науки. Он был впечатляюще подтверждён десять лет спустя.

Дальнейшее научное развитие Германише Хайлькунде из «Железного Правила Рака» враги доктора Хамера определённо не предвидели. Тактика замалчивания и изгнания была с тех пор не эффективна.

Книги доктора Хамера распространялись во всё более широких кругах. Его успешный метод исцеления говорил сам за себя. Клевета контролируемых ложами средств массовой информации достигла обратного - растущую известность его личности и его работы. «Здесь есть какое-то зерно истины» - так можно описать реакцию общественности.

Мы можем разгадать, как в тайных кругах, в которых ортодоксальные медики представляли новейшие открытия доктора Хамера и изъявляли обеспокоенность этим, искали выходы из этого положения. Что же нам, чёрт побери, предпринять, чтобы задержать прорыв Германише Хайлькунде? На основе неоспоримых фактов мы видим, что из этих кругов стартовала новая тайная акция против доктора Хамера. Она слишком груба, неумна и плачевно близорука, чтобы её не распознать. В этой вражде главную роль играют «посвящённые», то есть высокопоставленное еврейство, а вместе с ним и масонские ложи. Последние принуждаются беспрекословно принимать и выполнять приказы своих вышестоящих. Но члены - «братья» - правда, в большинстве своём (95%) не имеют понятия о махинациях своих руководителей. А в тайных интригах их содействие необходимо. Такая подрывная деятельность имела место, как доказано, не только в майнцкой афере.

Ортодоксальная медицина не вступила - и это показательно - в открытую борьбу против доктора Хамера. Они должны были понимать, что такая борьба безнадёжна. На фронт пошли дилетанты, которые в медицине понимают только чуть больше, чем алфавит, на котором она написана. Новая тактика заключалась в следующем: прикинуться друзьями и последователями доктора Хамера, желающими распространения его работ. Они неправомерно утверждают, что они обучались у доктора Хамера, что они его друзья, что у них есть его разрешение и задание представлять его знания общественности. Внезапно появилось множество книг и трудов, пропагирующих «Новую Медицину». В общем и целом, они просто с небольшими изменениями сплагиировали, причём важные моменты были искусно разбавлены водой, указания на источники, подоплёку и документы были практически исключены. Что в свою очередь может рассматриваться в качестве показателя, где искать зачинщиков контрафактной кампании. На вершине всего оказался сын мультимиллионера Эйбль (Eybl), работающий вместе с раввинами и издавший толстую книгу, в которой доктор Хамер восхваляется и превозносится так, что становится просто неловко (эту книгу он получил от одного венгерского рабби и стал тем самым только ширмой - кто-то же должен быть ширмой). А учение доктора Хамера так исковеркано и искажено, что революция в медицине уже и незаметна. И надо же, именно эта книга становится известной и обсуждаемой в немецких, как говорится, единых средствах массовой информации (см. википедию). Налицо явное намерение заменить такими книгами оригинальные работы д-ра Хамера и вытеснить его издательство с рынка. Что знает обычный безвредный гражданин о том, как тайно манипулируется распространение знания средствами массовой информации? Но Эйбль пошёл ещё дальше, наверное, по указанию свыше:

Он перевёл доктору Хамеру 4000 Евро в виде «признательности» за использование Эйблем работ доктора Хамера.

Мне известно, что доктор Хамер чуть не умер от смеха. Как мог этот переписчик с наилучшими связями с заклятыми врагами доктора Хамера и без контакта к доктору Хамеру самому, быть настолько глуп? Попытаться смехотворными 4000 евро заручиться поддержкой своего фальсификата, когда последний был уже даже напечатан? Доктор Хамер послал ему чек обратно.

Кто бы за этим ни стоял и чего бы этим ни добивались, трудоёмкий и шумный парад плагиаторов не был ни в долгосрочной перспективе, ни сейчас результатом работы мощного интеллекта, напротив. Если «мудростью в вере просветлённые» не смогли ничего более умного осуществить, как такое клинически слабоумное действие - попытаться подкупить человека такого масштаба как доктор Хамер, подделывать и извращать его книги, то есть ещё надежда у остального мира. В конечном счёте свидетельствует эта контрафактная кампания o печатном, документальном подтверждении публичного признания научных исследований и достижений доктора Хамера. Вся работа плагиаторов говорит - естественно, непреднамеренно - однозначно за, не против него. Все другие попытки у него сплагиировать, украсть, извратить разбиваются о жёсткую действительность признанного враждебным лагерем первенства. Против даты, как говорится, не попрёшь.

Параллельно с кампанией выхолащивания началась ещё одна кампания, но, очевидно, исходящая из других, более вышестоящих и влиятельных кругов. При этом примечательна та жестокость, с которой она была проведена. Этот метод известен из истории и потому не нов, а именно, применение силы против неудобного.

Доктора Хамера под абсурдными предлогами протащили по всем возможным судам, а также тюрьмам в Германии, Испании, Франции. Возглавляют непрекращающиеся преследования доктора Хамера те, которые привыкли сами обозначать себя вечно гонимыми, а именно руководящее, решающее, высшее иудейство. Ведущий раввин Франции (главный раввин и судья Франсуа Бесси (Francois Bessy)) попытался его шантажировать, более мерзкий способ себе невозможно представить. Он должен был нотариально уступить своё учение и никогда больше им не заниматься, иначе его никогда больше не выпустят из тюрьмы. Достаточно власти они имеют - так было сказано.

Наглое вымогательство провалилось из-за несгибаемого характера их жертвы, чего они, несомненно, не ожидали. Какая гротескная ошибка в оценке - ими цинично ненавидимого - нееврея! Но это, конечно же, не отменяет и не извиняет совершённого преступления, потому что в соответствии с Уголовным Кодексом (StGB) и «попытка карается».

Это преступление налицо и преступниками не оспаривалось. Что было упущено из виду - это тот факт, что данный шантаж сам по себе представляет неограниченное, безоговорочное признание научной верности всех работ доктора Хамера. Ведь речь никогда не шла о единичных частях его работ, преступникам было нужно всё - или ничего. Из-за хоть в малой степени спорного вопроса такое юридически рискованное предприятие было бы абсолютно бессмысленным. Одержимые религией вот таким образом также признались, в какой огромной степени Германише Хайлькунде поражает их власть и господствующую систему. Бестолочи боятся гения, иначе они снова и снова не требовали бы от доктора Хамера прекращения любого рода исследований Новой Медицины (под угрозой применения наказания!). Но это наглое требование пришло им в голову слишком поздно! Результаты исследований доктора Хамера через двадцать лет уже не оставляли возможностей их снова спрятать. Тридцать лет назад они, возможно, смогли бы иметь успех, предложив ему сотрудничество вместо замалчивания и объявления тайной войны. Они всегда пропускали благоприятные моменты. А это доказывает, какие дураки борются против доктора Хамера. Они неописуемо, ужасно боятся доктора Хамера, а теперь они боятся его ещё больше в качестве возможного мученика. У них есть причины бояться и гнева Яхве, если они ещё раз покусятся на него. Ведь доктор Хамер своим учением, которое до сих пор разрешено применять только для евреев, спас миллионы из них от мучительной смерти.

Он стал для евреев величайшим благодетелем всех времён.

Но до сегодняшнего дня его никто из евреев не поблагодарил, да и не поблагодарят.

Доктор Хамер и не желает этого.

Являются ли его успехи - и страдания - теперь, в изгнании, делом прошлого? Или он спокойно наслаждается своей старостью, надеясь, что история и людская память всё расставит по своим местам? Нет! Для настоящего мужчины его жизнь вечна. Подлые удары, наносимые его врагами, которые разрушили его счастливую семью, его не надломили. Напротив, они сделали его сильнее, твёрже, выносливее, неустрашимей. Практически неиссякаемая энергия его ума, исследований и деяний сохранилась и по сей день.

Новый, невероятный гол научного открытия он забил в 2006 году. Песня, которую он написал для своей любимой жены 40 лет назад, проявила себя как «Архаическая Мелодия» - она в точности соответствует Второму Биологическому Закону. Вследствие этого открылась непосредственная связь между Германише Хайлькунде и искусством, здесь конкретно с музыкой. Странные случайности - или всё же нет: именно в 1983 году, когда произошёл скандал в Майнце, компакт-диск впервые появился на рынке. Также необычно и то, что именно в год открытия «Архаической Мелодии» 2006 компакт-диск достиг пика популярности. Теперь у народа были миллионы проигрывателей компакт-дисков.

На примере с «Архаической Мелодией» у нас есть уникальная возможность увидеть, как технический прогресс и судьба взаимодействуют - время для важного новшества должно созреть. Компакт-диск был решающим фактором для следующего, ещё более могущественного открытия доктора Хамера, так как с магнитофонами (кассеты) оно бы, скорее всего, не удалось: именно благодаря техническим возможностям компакт-диска стало возможным разглядеть «волшебную песню», то есть магическое влияние «архаической песни» на душу. Что-то подобное, ещё три года назад, никто не мог даже предположить, скорее, даже мысль об этом сразу бы отвергли как сумасшедшую. Но теперь у нас есть уже сотни клинических случаев, в которых Архаическая Мелодия «Моя студенточка» доказуемо вызывала реакции в органах, совершенно необъяснимые предыдущими знаниями и абсолютно невообразимые. При дальнейшем исследовании действия волшебной песни он обнаружил взаимосвязи при хронических заболеваниях, до сих пор трудно поддававшихся лечению.

Я присутствовал при первых робких шагах этого открытия, насмехающегося над ортодоксальной медициной.

Доктор Хамер сказал, что вместе с «архаической волшебной песней «Моя студенточка» вся работа приобрела некую завершённость». Она станет «вторым столпом» Германише Хайлькунде.

Я возразил. Для меня его открытие было неоспоримо, но я в нём видел не случайное дополнение к Германише Хайлькунде, а отправную точку для совершенно нового, неизвестного направления научных исследований. Надо настроиться на будущее самостоятельное развитие этого открытия, которое пока ещё мысленно охватить невозможно. Так книга «Моя студенточка» появилась не в качестве дополнения к книге «Архаические Мелодии», а как самостоятельная революционная работа, поистине сенсация для науки и медицины.

Успех и новые познания этого самого молодого ответвления в Германише Хайлькунде это подтвердили. Когда в 2013 году появилось первое издание книги, были обнаружены уже четыре «Магические Способности» волшебной песни. И исследования продолжаются. Каждый рассматриваемый случай приносит сюрпризы. Продвижение «волшебной песни» в неизведанные регионы Германише Хайлькунде теперь является неоспоримой действительностью. Без безукоризненных научных доказательств «Моя студенточка» будет выглядеть несерьёзно и эти доказательства надо выработать. Да, мы стоим лишь в начале нашей работы, но уже сейчас проделан огромный труд!

И опять же, как и тогда при открытии «Железного Правила Рака», очагов Хамера, Пяти Биологических Законов Природы и т.д., все результаты исследований «Студенточки - волшебной песни» были достигнуты доктором Хамером в одиночку. Никто не отобрал у него ни кусочка. Никто не может составить ему конкуренцию. Теперь безнадёжно надломленная, отсталая ортодоксальная медицина стоит перед новейшим открытием как баран перед новыми воротами. Реакции из враждебного лагеря до сих пор не последовало! Мы пока не уверены, является ли это тактикой замалчивания из 80-х, неспособностью охватить их испорченными мозгами новую революцию или они просто ничего не могут придумать - что, скорее всего, и имеет место быть. Разрыв неизлечим, только неспособные мыслить будут думать, что Германише Хайлькунде может, должна или будет «реформировать» ортодоксальную медицину.

Таким представлениям, которые не в состоянии воспринять весь масштаб переворота, «Моя студенточка» положила заслуженный конец.

Сколько открытий было сделано доктором Хамером в области медицины? Двадцать? Пятьдесят? Сто? Я не могу их сосчитать. Я думаю, этого не может и сам доктор Хамер. Предположительно, многие из молодых ортодоксальных медиков с удовольствием сделали хотя бы одно из них, чтобы за это получить профессуру «с отличием». А человеку, который по-настоящему важен для науки нашего времени, они сыплются в руки, как из рога изобилия! Его понимание взаимосвязи души, мозга и тела уникально. Прорехи в познаниях он находит явно с лёгкостью. И ещё можно сказать следующее: случаи становятся всё более сложными, а их разрешение в то же время - всё более реальным! Развитие Германише Хайлькунде за последние 34 года - невообразимо. Даже больше, если сравнивать его с развитием ортодоксальной медицины в течение 2 - 3000 лет. Что принесла война против доктора Хамера ортодоксальной медицине? После 34-летней борьбы против доктора Хамера мы не можем не разглядеть развалины ортодоксальной медицины. Объективно: война проиграна, она развернулась против её зачинщиков. Отсутствию интеллекта вражеских полчищ («Один против всех») настоящим выражаем наши полные презрения благодарность и признательность! Теперь результат становится видимым: они копали яму сами себе!

Даёт ли это надежду страдающему человечеству?

К сожалению, нет. Сопротивление до настоящего момента ещё слишком сильно для того, чтобы увидеть, когда их срок истечёт. На кону зарабатывающиеся на болезнях ДЕНЬГИ. Не смехотворные миллионы, а сотни МИЛЛИАРДОВ долларов, евро и т.д. В таком бизнесе, напоминающем массовые убийства мировых войн, миллионы жертв холодно принимают в расчёт. О них не говорят и им не ставят памятники, как жертвам войн. С нравственной точки зрения, ортодоксальная медицина и соответственная индустрия ложатся несмываемым позорным пятном на совесть человечества.

Германише Хайлькунде, которая даёт природе право голоса и право действия, портит бизнес преступной системе, так как она почти ничего не стоит. Живущее за счёт эксплуатирующей денежной системы общество «избранных», для которого мы всего лишь дешёвые, заменимые рабы, должно быть свергнуто, преодолено и уничтожено, в противном случае это может продолжаться до погибели человечества.

Но до этого не дойдёт. С тех пор, как я познакомился с доктором Хамером, я полон уверенности, что мы подходим к небывалому перевороту во всей человеческой истории.

Огромное переосмысление в антропологии изменяет наше отношение к господствующей системе. Как ни странно, именно самые большие враги свободного человека задают тон, хотя они хотят совершенно обратного - абсолютное подчинение, однородность и выравнивание всех подчинённых.

Но все их кампании, которые они выдумывали в своей тайной борьбе против доктора Хамера, провалились из-за их религиозно обусловленной умственной ограниченности и отсталости. Для подавления Германише Хайлькунде их одеревенелого ума не хватает. Их замыслы будут ещё гораздо чаще терпеть неудачу! К тому же те, которые себя называют «избранными», «просветлёнными», «иллюминатами», «элитой» и т. д., представляют собой всего лишь ничтожное меньшинство, пытающееся остановить ход истории; они могут думать только в обратном направлении и стремиться в прошлое. Они - жертвы собственного безумия. С каждой ступенью навстречу им «обещанному» раю, откуда они желают применять их божественную власть, растёт уверенность их падения в бездну. Подумайте о старых предсказаниях.

Если рассматривать процесс исторически, то можно увидеть, как уже в течение 125 лет один за другим складываются кирпичики большого переворота в человечестве. Многие умные головы уже шаг за шагом подготовили его, в точных науках, народном хозяйстве, мировоззрении и медицине. Чувствуется, хотя и не всегда отчётливо, как каждое открытие правды вызывает открытие следующей, освещает в нашем мышлении взаимосвязи с целью возможности использовать наш опыт в грядущем времени. Могущественный мост к новым берегам строится. Один из его самых молодых строителей - мой дорогой друг доктор Хамер. Его творение, Германише Хайлькунде, проделало долгий путь - даже длиной в целую жизнь - и ещё не пришло к цели. С началом переворота оно приобретёт решающее значение.

Я счастлив быть знакомым с ним и его творением, а также с ним вместе работать - для будущего биологичного и естественного образа жизни, экономического уклада, государственного строя и правопорядка.

Ему я желал бы посвятить и передать в качестве подарка к его 80-летию эту юбилейную статью.
 


[1]  Это произошло, однако, с 13-летним опозданием и в раввинском суде (3 еврейских судьи: Коломб, Давид, Йордан (Colomb, David, Jordan)), которые не могли осудить его, потому что он умышленно убил всего лишь гоя, что не является преступлением для еврея. Судебный процесс был сплошным фарсом и закончился оправдательным приговором по причине сконструированного 1 : 10 млн «dubium» из-за отсутствия доказательств (примечание переводчика: при сомнении в пользу обвиняемого).